Наш телефон: (495) 649-11-65
Круглосуточная помощь адвоката при задержании
28.11.2014 14:17:48

Житель областного центра в течение года пытался добиться социальной выплаты для проведения ремонта жилья пострадавшего от наводнения в 2013 году. После того как получить денежную компенсацию не удалось, он пошел на крайние меры и подделал один из документов.

27.11.2014 14:14:00

На Сахалине подвели промежуточные итоги операции «Нелегальный мигрант», которую проводят правоохранительные органы. Очередной этап мероприятий проходил  с 12 по 22 ноября. Были проверены 29 работодателей, в том числе один супермаркет в Южно-Сахалинске, где по итогам проверки выявили восемь мигрантов, работавших без разрешений, сообщает ИА SakhalinMedia со ссылкой на пресс-службу УФМС по Сахалинской области.

26.11.2014 14:12:00

В Одесской области сотрудница крюинговой компании, с целью подзаработать, подделала морские документы мужчины, желавшего трудоустроиться. Об этом в понедельник, 10 ноября, сообщили в пресс-службе Генерального управления МВД в Одесской области.

 

25.11.2014 14:09:00

Во вторник, 25 ноября, Следственное управлениеУМВД по Невскому району возбудило уголовное дело в отношении человека, который подделал документы и получил вРоспотребнадзоре разрешение на сокращение санитарно-эпидемиологической зоны вокруг химического завода «Реактив», сообщает «Фонтанка».

24.11.2014 17:14:58

ГВП в рамках досудебного расследования по факту злоупотребления властью и служебным положением должностными лицами Минобороны Украины (ч.2 ст.364 УК Украины) с целью выявления и фиксации обстоятельств совершенного уголовного преступления провела совместно с работниками УБОП ГУ МВД Украины в Киевской области обыски по месту работы и проживания вышеуказанных лиц, в том числе у одного из заместителей Министра обороны Украины.

21.11.2014 00:09:00

Экс-глава Нафтогаза Украины Е.Бакулин, в отношении которого сейчас открыто уголовное производство, победил на выборах Верховной Рады Украины в одномандатном избирательном округе № 106 (Северодонецк Луганской области).

20.11.2014 21:09:28

Сотрудники отдела экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по г. Барнаулу задержали участников группы, которые занимались хищениями денежных средств путём получения кредитов по подложным документам.

19.11.2014 15:49:23

В Москве по подозрению в вымогательстве взятки задержаны два сотрудника Росреестра. Об этом в среду сообщают представители столичной полиции.

18.11.2014 14:11:46
Сотрудницу одной из турагентств Казани, Голдентур, могут осудить за мошенничество в особо крупном размере, сообщили в пресс-службе прокуратуры города Казань.


17.11.2014 15:39:55

Бывший председатель комитета по управлению муниципальным имуществом администрации Балахнинского района Нижегородской области Андрей Чадин осужден на 6 лет лишения свободы за покушение на взятку в размере 3,5 млн руб. Об этом сообщает Следственный комитет РФ.

Главная Статьи Выгоды имущественного характера как предмет взятки

Выгоды имущественного характера как предмет взятки

Первый Столичный Юридический Центр

Телефоны: 8 (495) 649-11-65, (985) 776 13 39

 

ВЫГОДЫ ИМУЩЕСТВЕННОГО ХАРАКТЕРА КАК ПРЕДМЕТ ВЗЯТКИ

 

П. ЯНИ

 Яни П., доктор юридических наук, профессор.

 

Известную проблему для правоприменителя представляет неоднозначность используемой в законе категории «выгоды имущественного характера» как иного, помимо имущества, предмета взятки.

 

Пленум Верховного Суда РФ в п. 9 Постановления от 10 февраля 2000 г. N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» разъяснил, что по смыслу закона предметом взятки наряду с деньгами, ценными бумагами и иным имуществом могут быть выгоды имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате (предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи и т.п.). Под такими выгодами Пленум понимает, в частности, занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами. Указанные выгоды имущественного характера должны получить в приговоре денежную оценку.

Несмотря на используемую Пленумом гражданско-правовую терминологию, это не тот случай, когда следует обращать внимание на, возможно, некоторую ее цивилистическую некорректность. Так, гражданское законодательство разделяет категории «услуги» и «работы». А это может породить у правоприменителя сомнение в возможности отнесения к услугам и, стало быть, к выгодам выполнение для должностного лица каких-либо действий, состоящих, например, в бесплатном ремонте дома или автомашины. Пленум, однако, называет последнее именно услугами, выгодой.

В рассматриваемом случае следует руководствоваться тем соображением, что поскольку законодатель ввел в оборот новый юридический термин «выгоды имущественного характера», не имеющий установленного им значения, то следствие и суд должны расценивать его как понятие, подлежащее конкретизации в процессе правоприменительной практики и толкованию уполномоченным на то органом, то есть высшим судебным. Поэтому правоприменитель вправе не связывать себя тем, как использует гражданское законодательство понятие «услуги», а должен, как этого и требует Пленум, учитывать смысловое содержание данной категории. С точки зрения учения о толковании, мы должны применять не систематический, а грамматический интерпретационный способ.

Что помимо услуг и работ может охватываться понятием выгод имущественного характера? В ст. 204 УК речь идет только об услугах имущественного характера как предмете коммерческого подкупа; понятие же выгод, очевидно, шире. Примеры выгод, которые приводит Пленум, таковы: занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами. Все это, как мы видим, не услуги либо работы в гражданско-правовом смысле. Поэтому к выгодам имущественного характера как предмету взятки следует, как и утверждают многие исследователи, также относить, к примеру, прощение должностному лицу долга либо, скажем, исполнение за него имущественных обязательств.

Обвиняя должностное лицо в получении взятки, правоприменитель нередко не обозначает рассматриваемый предмет взятки, видимо, не распознавая его. Б. Волженкин, комментируя решение по делу в отношении Гурова и Гашева, привел его в качестве примера предоставления в качестве взятки выгод имущественного характера. Однако из опубликованной информации по делу видно, что такие выгоды в обвинении не упоминались, а указанные лица, согласно приговору, «по предварительному сговору между собой, пользуясь своим должностным положением, получили взятки от стремившегося избежать проверок директора ТОО „Арт-Трейд-Центр“ Пилюгина в виде обедов и ужинов в ресторане „Смак“ общей стоимостью 5658666 рублей» <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. N 5.

 

Если суд посчитал обеды взяткой в виде имущества, то это вряд ли верно, поскольку размер взятки определяется в этом случае не ценой продуктов как имущества, а стоимостью услуг ресторана, включающей затраты на закупку и хранение продуктов, заработную плату обслуживающего персонала (поваров, официантов, разнорабочих, бухгалтеров и т.д.), аренду и содержание помещения, обеспечение безопасности (пожарной, физической) посетителей, охрану их транспорта и др. Ясно, что, получив имущественную выгоду в виде сбережения своих средств, бесплатно Гуров и Гашев получили, прежде всего, услугу, и это должно было бы найти отражение в обвинении.

Анализ опубликованной практики Верховного Суда РФ, редко оперирующей обсуждаемой нами категорией имущественных выгод и не раскрывающей ее содержания, позволяет предположить, что перечисленные в Постановлении Пленума от 10 февраля 2000 г. виды имущественных выгод будут, скорее всего, в правоприменительной практике и далее восприниматься как вид имущества и соответственно отражаться в обвинении. Это соображение относится, в частности, к случаям получения взятки в виде туристических путевок. Путевки дают право определенному лицу на получение туристических услуг, и их Пленум правильно отнес к имущественным выгодам. Однако, осуждая должностное лицо за получение взятки, следствие и суды наверняка станут вменять получение взятки в виде путевок такой-то стоимости. Признавать данное нарушение настолько существенным, чтобы оно влекло отмену приговора, вряд ли правильно.

Итак, Пленум отнес к рассматриваемому виду предмета взятки в том числе и услуги, и работы в их гражданско-правовом смысле (ст. 779 и др. ГК): в их числе названы ремонт квартиры, строительство дачи. Такие выгоды могут быть предоставлены как самим взяткодателем, так и иными лицами. И здесь возникает вопрос о том, обязательно ли для признания содеянного взяточничеством в последнем случае — при выполнении услуг, работ иными лицами — лицо, организовавшее выполнение для чиновника работ или услуг, должно их оплатить либо, скажем, простить выполняющим их лицам долг? Возможно ли, что взяткодатель ничего не платит за выполненную по его просьбе третьим лицом в пользу чиновника работу, оказанную услугу? Этому вопросу сопутствует и другой. Как исчислять стоимость полученной выгоды: по объективной стоимости услуги, работы или исходя из понесенных взяткодателем затрат?

Отвечая на поставленные вопросы, следует исходить из приведенных выше разъяснений, содержащихся в п. п. 9 и 16 Постановления Пленума от 10 февраля 2000 г. В п. 16 сказано, что оценка переданного предмета или оказанной услуги производится на основании действительной стоимости предмета, цен, расценок или тарифов за услуги, сложившихся в данной местности или действовавших на момент совершения преступления, и только при их отсутствии — на основании заключения экспертов.

Стало быть, размер взятки должен устанавливаться, исходя из объективной стоимости услуги или работы, а не с учетом понесенных взяткодателем затрат. Пожалуй, только при уникальности выполненных для должностного лица работ или услуг и связанной с этим сложности их оценки суду придется руководствоваться разницей между затратами взяткодателя и затратами должностного лица (последних вообще может не быть), поскольку стоимость услуг в последнем случае придется определять именно по стоимости расходов, понесенных взяткодателем. Правда, здесь нельзя, что называется, перегибать палку и относить к предмету взятки то, что в принципе вряд ли исчисляемо.

Например, если должностное лицо за соответствующие действия попросит знаменитого оперного или эстрадного певца бесплатно спеть на его — чиновника — дне рождения, то, выполни певец эту просьбу, и чиновник получит выгоду имущественного характера в той сумме, которую этот певец берет за подобное выступление. Если этот певец на банкетах и т.п. не выступает, то нужно руководствоваться расценками на подобного рода услуги, оказываемые артистами такого же уровня. В конце концов в обвинении можно указать минимальную сумму, за которую выступают работники искусства соответствующего жанра.

Однако если должностное лицо попросит этого певца просто прийти на тот же день рождения (как «свадебного генерала») и лишь побыть некоторое время с гостями, а такая услуга знаменитостей на рынке никак не оценивается, посещение певцом дня рождения чиновника нельзя будет признать взяточничеством. При неустранимых сомнениях в наличии у услуги или работы стоимости нельзя доказать именно имущественный характер выгоды, и состав взяточничества в этом случае в содеянном усмотреть будет нельзя. Вместе с тем порой только на первый взгляд услуга может казаться не имеющей стоимости, и далее эту интересную проблему мы обсудим подробней.

На связь оценки взятки с непонесенными должностным лицом расходами, т.е. с разницей между его затратами и действительной стоимостью имущества, работы, услуги, указывается и в п. 9 Постановления от 10 февраля 2000 г. О такой позиции высшего судебного органа свидетельствуют формулировки «выгоды… имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате», «занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов», «уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами».

Все сказанное позволяет утверждать, что как размер взятки, так и сам факт ее получения зависят не от того, какие затраты понес взяткодатель, приобретая имущество, оплачивая работу или услугу, а от того, имел ли предмет взятки стоимость и какую именно. Стало быть, взяткодатель может вообще не оплачивать работу или услугу либо может оплатить ее частично.

Получая имущественную выгоду, чиновник не приобретает имущество, а избавляется от материальных затрат. Понятие «избавление от материальных затрат» вполне корректно, оно используется Пленумом при даче разъяснений о содержании корыстного мотива убийства <2>. Если должностному лицу в качестве взятки строят на принадлежащем ему участке дом, и такая услуга стоит, скажем, 1 млн. руб., включая стоимость материалов, а уже построенный дом, готовый для проживания (эксплуатации) на рынке недвижимости оценивается в 2 млн. руб. (без учета стоимости земельного участка, на котором он возведен), сумма взятки, как представляется, определяется исходя из стоимости услуги.

--------------------------------

<2> Пункт 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)».

 

В то же время, если дом построен на земле, не находящейся в собственности чиновника, а затем вручен ему в качестве взятки, сумму взятки определяют по цене такого дома, куда включается и цена участка. В последнем случае, однако, речь будет идти о взятке не в виде услуги, работы, получения имущественных выгод, а в виде имущества.

Разграничивать приведенные случаи следует путем анализа гражданско-правовых оснований приобретения лицом в собственность недвижимого имущества. Если право собственности на постройку (незаконченное строительство, готовый дом) принадлежит чиновнику изначально, т.е. с самого начала строительства дома на его участке, то размер взятки в виде имущественной выгоды определяется суммой постепенно растущих в процессе строительства затрат, которые должен был бы нести, но не несет взяткополучатель. Если же право собственности коррупционер приобретает уже на готовую постройку, то взятка ему передается в виде объекта недвижимости в сумме его стоимости.

Между видами выгод Пленум находит, на первый взгляд, различие, важное для квалификации. Так, при выполнении работ и оказании услуг предметом взятки, исходя из разъяснений Пленума, является сама работа или услуга, установив действительную стоимость которой, мы определим и размер взятки. Однако разъяснение в Постановлении от 10 февраля 2000 г. дано только для того случая, когда выгода предоставляется безвозмездно. Полагаю, что распространить данное правило на случаи, когда должностное лицо частично оплачивает услугу, работу, нельзя.

Дело в том, что незаконно приобретенное должностным лицом потому и называется имущественной выгодой, что предоставляется без полного материального возмещения. В этом смысле если услуга стоит 10 тыс. руб., а коррупционер платит за нее 5 тыс., то действительной стоимостью выгоды имущественного характера для него является не стоимость услуги, а разница между стоимостью последней и тем, что он заплатил.

Иными словами, имущественная выгода — сэкономленное, сбереженное должностным лицом. Такое понимание выгоды имущественного характера не противоречит и анализируемому п. 16 Постановления Пленума от 10 февраля 2000 г., поскольку в нем говорится не о том, что размер взятки полностью определяется стоимостью услуги, а о том, что для определения этого размера услугу нужно оценить на основании расценок, тарифов и т.п. Последнее совершенно правильно, поскольку без установления стоимости услуги ее не удастся сравнить с тем, что должностное лицо за ее получение возместило (при частичной оплате), и, следовательно, мы не сможем установить размер сэкономленного, размер имущественной выгоды, размер взятки.

Когда еще признать имущественной выгодой можно именно сбереженное, а не приобретенное должностным лицом? В целом ряде случаев, указанных в п. 9 Постановления Пленума от 10 февраля 2000 г. Например, здесь говорится о предоставлении должностному лицу банковской ссуды под заведомо для сторон заниженный процент. Предметом взятки в такой ситуации нельзя признать ссуду, если установлено, что должностное лицо собирается ее возвращать. Имущественной выгодой в данном случае является разница между действительной и фактической платой должника за пользование ссудой. Другое дело, что руководство банка может передать под видом всей ссуды — а не разницы в плате за нее — должностному лицу взятку в виде средств банка за действия (бездействие) в пользу данного юридического лица. Однако при таких условиях предметом взятки будет не имущественная выгода, а имущество.

Когда должностное лицо получает в качестве взятки имущество по более низкой стоимости, Пленум прямо называет предметом взятки не само это имущество, а разницу между его фактической стоимостью и теми средствами, которые должностное лицо за имущество отдает. Иными словами, выгоду имущественного характера как предмет взятки здесь также составляет неосновательно сбереженное должностным лицом.

На это обстоятельство важно обратить внимание, поскольку стоимость переданного должностному лицу имущества может превышать 150 тыс. руб., а разница между стоимостью имущества и суммой, которую отдал за них чиновник, нет. Но поскольку, согласно позиции Пленума, предметом взятки является не переданное имущество, а сэкономленное как имущественная выгода, признак получения взятки в крупном размере вменению в данной ситуации не подлежит.

Тот же подход следует применять и к квалификации получения взятки в виде работ или услуг. Если, скажем, выполнение ремонтных работ определенного качества стоит 200 тыс. руб., а должностное лицо за совершение в пользу предоставляющего (оплачивающего) эту работу лица действий (бездействия), связанных со службой, получает возможность уплатить за ремонт только 100 тыс. руб., взятка считается переданной в виде выгоды имущественного характера в сумме 100 тыс. руб. и, стало быть, крупного размера не образует.

Будучи связан приведенными разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, правоприменитель наверняка столкнется с немалыми сложностями при решении вопроса о конфискации имущества в случае вменения получения взятки в виде выгод имущественного характера. Получится ведь, что если чиновнику передана машина фактической стоимостью 1 млн. руб., а он, маскируя взятку, заплатил за нее взяткодателю 300 тыс., то предметом взятки будет признана не сама машина, а полученная им выгода в виде экономии 700 тыс. руб. Но сохраненные средства, даже если они у должностного лица и имеются, в результате данного преступления им не приобретены. А машину, исходя из разъяснений Пленума о том, что «под выгодами имущественного характера следует понимать… занижение стоимости передаваемого имущества…», предметом взятки признать не получится. Тем не менее возможно, что и несмотря на эти соображения суд на основе широкого толкования текста ст. 104.1 УК РФ отнесет машину к имуществу, полученному в результате совершения преступления.

Вернемся к обсуждению проблемы, заключающейся в том, можно ли признать выгодами имущественного характера оказываемые чиновнику услуги, не оплачиваемые лицом, в пользу которого должностное лицо совершает действия (бездействие). Что если у оказываемой услуги нет объективной, нормативно определенной стоимостной характеристики?

В свое время я предложил понимать в качестве одной из выгод имущественного характера устройство должностного лица либо его близких на работу с более высокой зарплатой. В этом я лишь поддержал высказанную в свое время точку зрения о том, что предметом взятки может быть и предоставление выгодной для должностного лица работы. В обоснование такого подхода Б. Здравомыслов указывал, что в данном случае хотя и нет непосредственного получения должностным лицом незаконного вознаграждения за действия (бездействие) по службе, однако есть иные формы конкретного извлечения материальной выгоды в связи с использованием виновным своего служебного положения в интересах лица, предоставившего эту выгоду.

Однако с такой позицией не согласна Н. Лопашенко, которая считает, что для признания оказываемых чиновнику услуг выгодами имущественного характера услуги должны оплачиваться лицом, их предоставляющим (точнее, видимо, лицом, организующим их предоставление), или должны представлять собой непосредственное осуществление взяткодателем своих трудовых функций в отношении должностного лица.

Указанные проблемы связаны также и с теми ситуациями, когда чиновнику предоставляются: а) оплаченные, так сказать, по номиналу самим должностным лицом товары или услуги качестве такого примера Б. Волженкин привел случаи выделения земельного участка в престижном районе, внеочередной ремонт квартиры и др.) либо б) услуги нематериального характера вроде благоприятного письменного отзыва о научной работе или поощрения по службе в виде почетной грамоты.

Полагаю, что споры о содержании анализируемого признака взяточничества во многом связаны с недостаточно четким определением в п. 9 Постановления Пленума от 10 февраля 2000 г. главного критерия, позволяющего, по мнению Пленума, относить предоставляемые должностному лицу выгоды, услуги к выгодам именно имущественного характера. В качестве такого критерия в Постановлении указано: выгоды предоставляются, услуги оказываются безвозмездно (полагаю, что и частично безвозмездно), но подлежат оплате (полной оплате в соответствии с действительной оценкой выгоды).

Однако в такой редакции данное разъяснение можно понимать двояко. Согласно одной трактовке разъяснение понимается как объективная и даже нормативно определенная необходимость оплаты любым лицом при любых обстоятельствах услуг такого рода. При этом, однако, мы должны исходить из того, что всякая услуга, выгода всегда имеет либо, напротив, всегда не имеет объективной стоимостной оценки.

В соответствии же с другой возможной трактовкой позиции Пленума, выгода должна быть признана имеющей имущественный характер, когда именно в сложившихся условиях места и времени должностным лицом соответствующая услуга была бы оплачена, если бы не предоставлялась в качестве вознаграждения за действия (бездействие) по должности (связанные с должностью). При этом неважно, имеет ли услуга в принципе какую-либо более или менее объективно выводимую стоимость, тем более нормативно установленную, оплачивал ли эту услугу взяткодатель, выполнял ли он ее лично или нет. Важно только, сколько в этих конкретных условиях за нее заплатило бы согласившееся ее принять и, значит, нуждающееся в ней должностное лицо. Более обоснованной представляется вторая трактовка разъяснений Пленума.

Если должностное лицо приобретает по номиналу билеты на выставку, продающиеся втридорога только у спекулянтов, и совершает действия по службе в пользу продавца билетов, то тем самым оно приобретет именно имущественную выгоду, сумев сэкономить ту разницу, которую, желая попасть на выставку без очереди, он должен был бы в ином случае отдать спекулянту. Поскольку он принимает это подношение как условие совершения или несовершения действий, которые он может выполнить с использованием своих должностных полномочий или в связи с занимаемой должностью, состав взятки налицо.

Соответствующую логику можно применить и по отношению к иным примерам, приводимым моими оппонентами. Устройство на лучше оплачиваемую работу может быть связано для чиновника с существенными затратами, например на переквалификацию или даже на подкуп другого чиновника, решающего кадровые вопросы. Но если это так, то, избежав соответствующих затрат, первое из названных должностных лиц приобретает выгоду имущественного характера.

Что же касается получения, скажем, рецензии на научную работу, то и здесь возможны случаи, когда такая услуга вполне может быть исчислена. Допустим, соискателю ученой степени, являющемуся должностным лицом, нужно, чтобы в качестве оппонента по его диссертации, подготовленной, условимся, на вполне приличном уровне, выступил ведущий специалист в соответствующей области научного знания, к мнению которого прислушиваются эксперты ВАКа. Стало быть, наличие такого оппонента существенно облегчит — во всяком случае, по мнению диссертанта — «прохождение» диссертации через Высшую аттестационную комиссию. Однако указанный специалист берет за оппонирование, скажем, 5 тыс. долларов, естественно, неофициально, потому что оплата работы оппонента в таких суммах никакими документами не предусмотрена.

Лицо, заинтересованное в совершении данным чиновником определенных действий в свою пользу, организует участие специалиста в защите в качестве оппонента. При этом заинтересованное лицо не передает специалисту деньги, а, используя свое с ним давнее знакомство, упрашивает подготовить отзыв бесплатно. Можно ли утверждать, что в данной ситуации должностное лицо, хотя и освободилось от материальных затрат, не получило тем не менее имущественную выгоду? Думаю, что нельзя, т.е., конечно, чиновник выгоду имущественного характера получил. Затратило ли какие-либо средства предоставившее такую выгоду лицо? Нет, не затратило. Имела ли оплата оппоненту в сумме, которую он обычно требует и которую, стало быть, не заплатило ему должностное лицо, нормативно определенный характер? Нет, не имела. Тем не менее все признаки взяточничества в этом случае можно, полагаю, усмотреть.

Таким образом, для вменения состава получения взятки в виде выгод имущественного характера Пленум требует доказать: должностное лицо, приобретая услугу, избавляется от тех затрат, которые он с необходимостью понес бы, если бы получал соответствующую услугу не в качестве взятки. При этом не имеет значения, оплачивалась ли кем-либо  , в том числе взяткодателем, оказываемая чиновнику услуга, лично выполняет такую услугу взяткодатель или организует выполнение такой услуги. Подчеркну, что, говоря об организации услуги, слово «организует» нельзя использовать в уголовно-правовом смысле, если предоставившее услугу третье лицо не знает о действительной роли, которую эта услуга играет в отношениях взяткодателя и взяткополучателя; проще говоря, не знает, что услуга предоставляется в качестве взятки за действие или бездействие чиновника.

«Законность», 2009, N 1

 

 

Адвокаты нашего Центра по уголовным делам помогут Вам в:

Защите интересов на стадии предварительного следствия:

  • Защита интересов обвиняемого на протяжении всего предварительного следствия, в ходе проведения допросов, очных ставок, следственных экспериментов и т.д.;
  • Посещение обвиняемого в следственном изоляторе;
  • Подготовка и заявление различных ходатайств;
  • Обжалование избранной меры пресечения;
  • Выработка определенной линии и тактики защиты на стадии предварительного следствия;
  • Сбор различного материала, характеризующего личность обвиняемого;
  • Ознакомление с материалами уголовного дела.

Защите интересов в суде первой инстанции:

  • защита интересов в ходе всех судебных заседаний, независимо от продолжительности нахождения уголовного дела в суде;
  • подготовка и заявление различного рода ходатайств;
  • выработка определенной линии, тактики защиты на стадии судебного разбирательства;
  • посещение подсудимого во время нахождения его в следственном изоляторе;
  • изучение материалов уголовного дела.

Защите интересов в суде кассационной инстанции:

  • подробное изучение материалов уголовного дела;
  • подготовка, составление и подача кассационной жалобы на приговор суда первой инстанции;
  • участие в судебном заседании назначенном по жалобе;
  • посещение подсудимого в следственном изоляторе.

Защите интересов в суде надзорной инстанции

Защите интересов потерпевшего на любой стадии уголовного процесса

Представлении интересов при досрочном погашении судимости

Представлении интересов осужденных в комиссии по помилованию

 

Первый Столичный Юридический Центр

Телефоны: 8 (495) 649-11-65 begin_of_the_skype_highlighting  8 (495) 649-11-65, 8 (985) 776-13-39end_of_the_skype_highlighting

Электронный адрес: ug-pravo@bk.ru

Москва, Георгиевский переулок, д.1, стр.1, оф.234

Взятка 

17.09.2010, 10345 .

Контактные данные

Телефон:
+7 (495) 649-11-65
Электронная почта:
uristmoscow@yandex.ru
Адрес:
Москва, Лубянский проезд, д.5 стр.1
Метки
Система управления сайтом Host CMS  
Яндекс цитирования